Русский бизнес. Розовые сны и серые будни

Продолжаю утверждать, что только закостенелые циники и романтики могут строить и развивать собственное дело в России. Первые выживают исходя из своего горького опыта, вторые — благодаря невероятной воле и вере в собственный успех. На стороне романтиков часто выступает провидение. Иначе в столкновении с непримиримыми противоречиями, интересами и характерами они бы просто перевелись как вид. В своих мечтах романтики видят мир в розовом цвете и мечтают изменить его в лучшую сторону. И что удивительно — им часто это удаётся. Евгения Турутина — определенно из них, но розовые сны порой чередуются с серыми буднями.

Сон первый. Шопинг настоящих девочек

Итак, на моих часах 10 утра, я только что покинул здание Московского вокзала в Санкт-Петербурге. Встреча запланирована через сорок минут. В запасе время на небольшой перекур, а потом дорога по запестревшему автомобильными пробками Питеру в Шушары. Знакомство с Евгенией началось с того, что больше всего любят девочки во всем мире — шопинг. Но пусть вас не удивляет это заезженное слово, от которого у большинства мужчин выступает испарина на лбу. Покупки у руководителя транспортной компании весьма и весьма своеобразные.

Если вы думаете, что мы направляемся в торговый центр, то глубоко заблуждаетесь. Первая встреча и так называемый «шопинг» проходят за закрытыми дверями «переговорки» официального дилера Scania в Санкт-Петербурге. Как правило в момент обсуждения сделки доступ сюда для прессы заказан. Но стиль и образ работы компании «Нордленд» идёт вразрез с общепринятыми российскими нормами бизнеса. Политика полной прозрачности позволяет сделать для меня исключение и заглянуть в святая святых.

За закрытыми дверями переговорки идет обсуждение комплектации нового тягача Scania. Менеджер по продажам Никита Чурсин

Будет правильней, если я опущу подробности сделки, но дьявол — он же кроется в деталях. Уже прошел этап обсуждения главной пары и коробки, выбран мотор и определена емкость баков. Однако за ярким образом и харизмой бизнес-леди скрывается обычная девочка. Именно в тот момент, когда разговор зашел о цвете грузовика и интерьера кабины, я увидел Евгению совсем с другой стороны. Точно так, с упоением, моя супруга подбирает себе очередную кофточку или блузку. Но там, в «переговорке», разговор шёл о тягаче Scania стоимостью несколько миллионов рублей. И было видно, что грузовики – её настоящая страсть.

Евгения Турутина стоит у руля транспортной компании «Нордленд» более десяти лет. Основные направления – Норвегия, Западная Европа, Россия. Исходя из маршрутов и рельефа дорог в фирме формировался автопарк. Здесь только лучшие тягачи: Scania Black Amber R560, Scania R620 Dark Diamond, Scania R730 — самые мощные и самые красивые в линейке Scania. Сейчас парк компании насчитывает 23 рефрижераторные сцепки, и каждая из них — отдельная песня. Но, как вы поняли, мой репортаж не о машинах.

Международные перевозчики стоят в авангарде транспортного бизнеса. Они на строгом учете, на них проходит обкатка законов и нововведений. Они привыкли платить за дороги там, «за бугром», и именно поэтому «Платон» не стал для них какой-то неожиданностью здесь. Не поверите, но весь автопарк «Нордленда» — и тягачи, и прицепы имеют два комплекта резины: летней и зимней. Международники привыкли к тому, что если что-то и случится, то они первыми испытают всё на собственной шкуре. Так же они привыкли к регулярным налоговым проверкам и всегда к ним готовы, но иногда рутина превращается в «адъ и израиль».

– И вот такого грифона на кабину!

Сон второй. Налоговый

Работал в компании водитель, работал долго и был надежен, как скала. С момента основания фирмы он прошёл «огонь и воду». Именно таких посылают в разведку. Они — основа предприятия и его стержень. Но случилось страшное — болезнь. Слепой рок выбирает именно лучших, без разбора на почести и звания. Именно в такие моменты мир перестает существовать в полутонах. Белое становится белым, а черное — чёрным. Как истинный романтик, ни на секунду не задумываясь, Евгения принимает решение оплатить своему работнику лечение в платной клинике. Казалось бы – ожидаемый всеми «хеппи-энд». Человек спасён, затем переведен на легкую работу, и все счастливы. Но — чисто российская действительность — когда любое действие рождает противодействие.

Очередная проверка в «Нордленде» шла своим чередом. Работники офиса «стелились» перед проверяющими: чай, кофе, печеньки и пирожное. Так повелось в России: гостям, даже из органов, всегда рады. И потом, правила хорошего тона никто не отменял. Тётеньки при должностях пропускали через себя кипы бухгалтерских отчетов и бумаг под горячий чай. Беда пришла откуда не ждали. Вдруг всплывает сумма, проведённая через бухгалтерию на лечение того самого работника. Налоги с суммы уплачены, и вроде бы всё хорошо, но так в России не положено! Нет такого закона! А цифирь должна быть проведена как прибыль физического лица, то бишь водителя, который, на секундочку, был при смерти.

Однако апогеем повисшего конфликта стал даже не сам факт возможно неправильной проводки, а то, как повела себя дама при должности. Дословно ее монолог сводился к следующему: «А вы выйдите на улицу и соберите всех бомжей на лечение в элитных клиниках, это же естественный отбор — люди должны умирать!». Я не знаю насколько нужно быть … испорченным, но цинизм ее заявления можно сравнить разве что с надписью на воротах в концентрационном лагере Бухенвальд – «Jedem das Seine» (нем. — «Каждому своё»). Наверное, сложно было после такого сохранять самообладание, но чай и плюшки со стола тут же пропали. А проверяющей стороне было предложено повторить то же самое в присутствии детей и супруги водителя и разобрать ситуацию в судебном порядке.

Офис на колесах – 130 тыс. км за прошедший год. Практически второй дом Евгении

Сон третий. Из Норвегии с любовью

Время подходит к обеду, а мы мчимся по участку Западного скоростного диаметра в офис «Нордленда», там назначено две встречи. И если бы не новое шоссе, то они так и остались бы под большим вопросом. Думаю, питерцы поймут. Ритм просто сумасшедший, и, случись мне обозначить рабочий день Евгении в двух словах, то я бы сказал коротко: «кофе и сигареты». Наверное, не в тренде, но такова реальность. Предприниматели у нас — вид исчезающий. Но их не надо заносить в Красную книгу. Не надо правительственных программ и законов. Достаточно было бы им просто не мешать. Ведь один такой «локомотив» в лице очаровательной Евгении везёт за собой 45 человек в штате компании. Это 45 семей, у которых есть будущее, есть возможность растить детей, брать и оплачивать ипотеку. И – почти 7 млн. рублей налоговых отчислений только за 2016 год. В конце концов, покупка топлива на 30 млн. рублей в год.

Буду честен, «палки в колеса» вставляют и с той стороны границы, оттуда, где, казалось бы, законы работают не по «принципу дышла». Последний случай произошёл в Норвегии, перед самым Новым годом. Водителя и грузовик компании «Нордленд» незаконно арестовали и удерживали на протяжении трёх дней. Здесь нужна небольшая ремарка. Любой иностранный водитель-международник имеет в правах отметку — так называемый код 95, он подтверждает право на работу. У наших дальнобойщиков такой отметки нет, но существует договорённость между правительствами России и Норвегии, по которой им разрешен проезд по Норвегии с нашими, обычными правами. Однако у рядового полицейского из Бергена возникло своё видение ситуации, и грузовик был поставлен под арест.

Евгении пришлось сильно покрутиться, чтобы поставить зарвавшегося норга-полицейского на место. Активное содействие в решении вопроса оказал АСМАП. Наш МИД отправил ноту протеста в Осло, Евгения лично вылетела в Норвегию и общалась с послом РФ. Бюрократический маховик неожиданно быстро пришёл в движение. Норвежская полиция пошла на попятную и предложила оплатить водителю штраф на месте: 8 000 норвежских крон, что составляет примерно 56 000 рублей. Но такой расклад уже никого не устраивал.

Заплатив штраф, назад деньги вернуть можно было бы только через местный суд. Плюс машина не пришла на загрузку, а это тоже цепочка штрафных санкций. И потом, решение данного инциндента в рамках закона одним разом снимало вопрос о пребывании наших дальнобойщиков в Норвегии. Остаётся только гадать, сколько подобных штрафов было оплачено ранее. В итоге через три дня норвежский судья отменил полицейский арест и грузовик уехал под загрузку. Полиция Норвегии прислала на имя посла РФ официальные извинения, а компания «Нордленд» отправила адресную претензию о компенсации незаконного задержания и понесённых убытков.

Сон четвертый, затяжной. Антикризисный

Маникюр V8 для тех кто в теме

Убранство скромного офиса компании на окраине Санкт-Петербурга возвращает меня в реальность. «Евгения, почему так происходит, вы готовы экономить на многом, арендуете небольшой офис, но при этом у вас в автопарке самые крутые грузовики и, несмотря на пессимистичные прогнозы, вы продолжаете приобретать только «топовые» тягачи?», — адресую я ей один из первых вопросов.
— По российским меркам наш парк смотрится шикарно: мощные моторы, комплектация. Но если сравнивать с грузовиками самих скандинавов, то всё более-менее, скажем, «на уровне». Мы выстраивали свой бизнес под работу с норвежскими клиентами, а там, в горах и на перевалах, мощности много не бывает. Можно поговорить с нашими водителями — они на собственном опыте знают, что это такое. Даже сейчас остаётся несколько мест загрузки в Норвегии, куда зимой мы просто не заезжаем: не помогают ни цепи, ни зимняя резина.
— Как пережили кризис?
— Все по той же причине (норвежское направление), когда были введены санкции, какое-то время мы пребывали в шоковом состоянии. Имея на руках миллионные лизинговые платежи, почти два месяца грузовики стояли. Для себя я видела два варианта развития событий. Первый — уйти в тень и начать бегать от кредиторов. И более предпочтительный, второй — вести переговоры. Главный фактор, который позволил компании выжить и продолжить работать — договоренность со Scania. Нам пошли навстречу и отсрочили лизинговые платежи на шесть месяцев. Это был бесценный подарок, позволивший на время перераспределить финансовые потоки. А потом я просто села в машину и поехала заключать новые договора. Бесконечная череда перелётов и переездов, но цель была достигнута. Сейчас я уже чувствую, что ситуация на рынке меняется в лучшую сторону.

Встреча с представителем компании Stena Line

Интервью плавно перетекает в деловую встречу. В офис компании приехал для личного знакомства представитель крупнейшей паромной компании Stena Line. По итогам 2016 года грузовики «Нордленд» использовали линию Stena Line около 250 раз. Для судовладельца это средний показатель, но пожелания клиента — закон. Так, например, речь о бонусах и скидках для транспортников начинается после отметки 500 грузовиков в год. Тем не менее, менеджер внимательно выслушивает и фиксирует все просьбы и пожелания. А в данном случае, как член совета АСМАП, Евгения выступала на встрече от лица многих питерских перевозчиков.

Небольшой перекур, и у стола переговоров уже располагаются представители компании Shell. Аудит со стороны топливной компании был обусловлен увеличением кредитной линии. И, чтобы донести до читателя всю важность момента, тут опять не обойтись без экскурса в историю. Так сложилось, что компания «Нордленд» трижды меняла поставщика топлива. Первый, крупнейший местный оператор, «сошел с дистанции» по качественным показателям. Причиной тому послужила топливная аппаратура новенького грузовика Scania, «приказавшая долго жить». Фирменное вскрытие выявило причину — качество топлива. Оператор наотрез отказался признать свою вину, и тогда была произведена рокировка в пользу другого крупнейшего российского поставщика ГСМ.
Не будем упоминать имя монополиста всуе, поскольку партнерские отношения были достаточно продолжительными и выстроены на взаимовыгодных условиях. Однако они были испорчены в одночасье. Есть у нас такая беда, как человеческий фактор. Он и сыграл роковую роль при разрыве. Смена ведущего менеджера, плюс – не самый легкий 2014 год. Человек на своем месте просто не стал разбираться в обстоятельствах и хоть как-то вникать в ситуацию. Проще говоря, поставил компании ультимативные условия для погашения образовавшегося долга. «Нагнул», говоря по-русски. Долг, конечно, был погашен, но партнёрские отношения оказались испорчены навсегда.

Памятное фото в офисе с сотрудниками компании Shell

Кризис — время возможностей, и как часто это бывает: не было бы счастья, да несчастье помогло. Компания Shell предложила свой вариант сотрудничества. Изначально более дорогое топливо по факту двухлетней работы вылилось в общее снижение затрат предприятия на ГСМ. Мне были озвучены три базовых принципа работы заправок Shell, которые легко объясняют экономический эффект. Первый: здесь никогда в полуторатонный бак не войдет 1600 литров дизеля. Второй: без предъявления документов на грузовик не производится отпуск топлива. Третий: операторы колонок никогда не принимают участия в авантюрных сделках с дальнобойщиками. Не благодарите!

Волею случая я попал в какой-то безумный, по меркам обывателя, водоворот событий. Моему знакомству с Евгенией чуть больше четырёх часов, но я уже с трудом воспринимаю информацию. Мой «жесткий диск» наотрез отказывается грузиться и вот-вот задымит. Делегация Shell покидает офис, и самое время кофе и сигареты сменить на что-то более существенное. Обедаем здесь же, в уютной кафешке.
— Только не подумай, что у нас в компании всё идеально. Есть масса проблем, неплатежи. Вот посмотри, чем приходится заниматься: почти полгода я не могу получить заработанные средства, это отнимает и время, и нервы. Приходится иногда переходить на неформальный язык общения. Представляешь, моему должнику с тонкой душевной организацией не нравится русский мат.

“Деловая” переписка с должниками

Порой мне кажется, что её энергии хватило бы на освещение небольшого города. За обедом она продолжает мониторить социальные сети и ведет переписку с трак-споттерами, которые просто обожают грузовики компании. Не проходит и двадцати минут, и мы опять перемещаемся в офис на колесах. Заключительная на сегодня встреча назначена в центре города, в кабинете руководителя Филиала АСМАП по Северо-Западному федеральному округу. Там нас встречает Дацюк Александр Макарович, и по всему видно, что Евгения здесь – частый гость.
— Мне обидно, что многие перевозчики не пользуются теми возможностями, которые представляет членство в Ассоциации. Они же платят взносы, но тем не менее никогда не появляются на рабочих совещаниях. Я состою в совете АСМАП, мне часто звонят и задают вопросы, порой дурацкие. Не понимаю, что мешает им просто приехать сюда.

День близится к своему логическому завершению. Евгения отправляется на фитнес, и меня уже почему-то не удивляет, что хватает сил и энергии на такую «малость»! С удивлением для себя обнаруживаю, что съемку в клубе нужно было согласовывать заранее. Обидно, но сходимся на том, что телефонофотки — не самый плохой вариант для полноты картины.

Руководитель Филиала АСМАП по Северо-Западному федеральному округу Дацюк Александр Макарович. При его активном содействии был решен спорный “норвежский” вопрс.

Перемещаюсь в отель и, словно выжатый лимон, валюсь в койку. Перед глазами не перестают проплывать картинки одного-единственного дня. Погружение было настолько реальным, что мне сложно сконцентрироваться и прийти в себя. Всплывает образ пьяной финки-водителя, которая умудряется каким-то образом завалить автопоезд в кювет. Появляется и уходит в туман гнусный водитель, уничтоживший сцепку, но, тем не менее жаждущий «срубить» денег с компании. Парадокс, но дрянные людишки, не стоящие и капли внимания, оставляют глубокие следы даже в моей памяти. Какие же зарубки они оставили в её сердце?
Ловлю себя на мысли, что ни разу за этот день я не услышал от Евгении слов жалости к себе. Не было сожалений — не та страна, не то место. Обстоятельств для неё как будто не существовало. Я видел веру, веру в себя и в собственные силы. И ещё огромное желание сделать окружающий мир хоть на чуточку лучше.

Текст и фото: Валерий Писанов

Вечерний фитнес