Переход Германия – Франция

День первый

Первый переход и все тридцать три удовольствия в одном стакане. Ранним утром вышли из Травемюнде, цель – Кильский канал, дабы сократить путь из Балтики в Северное море. Знающие люди подсказывают, что выигрыш составляет около четырёх ходовых дней. Эмоции начали переполнять уже на выходе из марины. В узком устье пришлось расходиться с двумя огромными паромами.

kupit_yachtu_v_germanii

Удовольствие ещё то, если учесть, что я стоял за штурвалом последний раз, пять лет назад, будучи курсантом парусной школы в Турции. И именно тогда у меня и появилась мысль о собственной яхте. Так получилось, что мечту я нашел в Германии и теперь перегоняю ее в более комфортные для яхтинга края.

На открытой воде, при попутном ветре и свежем ветре лодка делала от 6 до 7 миль в час. Шли под мотором и парусом, поскольку на данном этапе, первична скорость, а не процесс. Ситуация кардинально поменялась при смене курса. После прохода пролива между материком и островом Фемарн ветер сменился на встречный и начались танцы с плясками.

Сначала шли как цыгане, позже канистры прекрасно нашли свое место в рундуке

Временами скорость падала до 1-2 миль, а ветер усиливался в порывах др 25 м/с. Не будучи до конца уверенным в своих способностях я все ждал, когда же меня прихватит морская болезнь. Но все обошлось.

На входе в канал к болтанке прибавился дождь и частые суда. Которые также добавляли острых ощущений. Попался даже натовский вояка. Но все, даже самое плохое рано или поздно кончается.

70 первых миль позади. Лодка показала себя с самой лучшей стороны. Можно сказать, наше совместное крещение прошло на отлично. А в тихой транзитной марине Кильского канала невозможно представить, что ещё час назад ветер и дождь готовы были разорвать наши паруса в клочья.

Немецкое военное судно
Марина отстойник на входе в канал

День второй

Переход по Кильскому каналу – чистое наслаждение и отдых от вчерашней нервотрепки. Пятьдесят миль по внутренним водами Германии. Интенсивное движение судов и яхт и неописуемые красоты вокруг.

Ранним утром вошли в восточный шлюз канала в компании таких же яхтсменов как и мы. Чем больше я узнаю Германию, тем больше влюбляюсь в эту страну. Без патриотичного угара, немцы просто каждый день делают свое дело на своих местах.

Принимая яхту, меня поразило отношение к деталям и мелочам. Или вот момент, который удивил не меньше чем знаменитая педантичность. Двух, трех- годовалый малыш сидел в кокпите яхты в майке и шортах, при том, что на улице было по утренне свежо. Хотя я, в этот момент, был одет в тёплые трико и толстовку. Так и представил себе нашу среднестатистическую мамашу кутающую свое чадо как капустный вилок.

Кильский канал знаменит ещё и тем, что яхтам разрешено здесь идти под парусами. Наш ветер опять встречный, поэтому всю дорогу моторим. Очень много военных судов.Служивые морячки встречают яхтсменов дружески помахивая руками.

Попутным курсом нас обошли голландцы на куттерах. Вообще, разнообразие судов и яхт поражает. Чувствуется разнообразие и ревностное отношение к морским традициям в Северной Европе.

В канале обнаружилась знаменитая, в определенных кругах, верфь Lurssen. Наверно не один российский олигарх заказывал яхту именно здесь. На всем протяжении канала построены паромные переправы. Паромы шныряют с берега на берег через каждые пять минут. Вроде ничего особенного, но немцы и здесь удивляют. Чтобы не терять время на подъем и опускание рампы, швартовку, нос и корма парома выполнены по принципу замка. То есть нос судна входит в причал как нож в латы.

Верфь Lurssen

По погодным соображениям капитаном было принято решение выходить из канала в открытое море. По плану, следующая остановка – порт Амстердам.

Попутно наводим порядок в шкотовом хозяйстве
Контейнеровоз в Кильском канале

День третий – пятый

Человек предполагает, а погода, она из области другой канцелярии. Нашим планам дойти одним переходом до Амстердама, не суждено сбыться. Устав сопротивляться встречному, штормовому ветру и непогоде, мы были вынуждены зайти в марину голландского острова Vlieland.

Собственно непогода нас встретила еще в Гамбурге, на выходе в Северное море из устья Эльбы. Встречный ветер, штормовая волна и заряды дождя. Но день выхода пришелся на окно между циклонами и жать хоть какого-то улучшения было бесполезно. Кэп принял решение идти в открытое море, и мы пошли.

Сказать что мне было не страшно, было бы не правдой. Вернее даже будет сказать, что я сдристнул не на шутку. Но лишь спокойствие и уверенный вид капитана, внушали хоть какой-то оптимизм. Как поведет себя, далеко не новая лодка в непростых условиях, оставалось только гадать.

Если уж быть честным до конца, на тот момент, самым слабым звеном, — капитан, лодка и я, в нашей троице был конечно же автор этих строк. Ибо, весь мой прежний опыт хождения на яхтах, сводился к тепличным условиям летней средиземки и Боко-Которского залива.

Борьба со штормом и с самим собой продолжалась две ночи и два дня. Но наверно главной причиной захода в марину стал еще и тот факт, что в какой-то момент у нас просто заглох дизель. А из опыта известно, что все неприятности окончившиеся трагическими последствиями начинались именно с заглохшего на судне мотора. Даже на парусных яхтах.

Ерундовая, казалось бы ситуация, случись она в хорошую погоду, про которую можно было бы забыть. Но дело происходило в штормовом море и в 20-и милях от берега. Дизель на сильной качке захватил из полупустого бака воздух и скопившуюся грязь, пару раз чихнул и был таков. Разбирайтесь мол ребятки тут без меня если допустили такое.

Капитан, и тут я конечно снимаю перед ним шляпу, срочно полез на палубу ставить грот, поскольку даже в непогоду, это единственный способ держать яхту под контролем. Я же, в свою очередь, как бывший дальнобойщик, полез колдовать над мотором. Вспоминая как в тридцати-градусный мороз приходилось заводить грузовик на просторах Сибири.

После плясок с бубнами вокруг дизеля он конечно завелся, но настрой команды, на тот момент, был подорван. И принято единственное верное решение — идти в марину, разбираться с лодкой, чистить перышки и восстанвливать боевой дух для продолжения перехода.

В марине своя жизнь. Дети развлекаются на воде, ловят крабов. Наша тридцатка на фоне местных яхт выглядит просто малышкой. Все лодки частные. И это сильно бросается в глаза в сравнении с чартерным флотом средиземки. Стоянка — 25 евро. Свет, вода, интернет — бесплатно. Удивил душ за 50 центов. Бросаешь монету, вода льется три минуты. Об этом гласила табличка в кабинке душа. Мотивация огромна, скажу я вам. Короче на все про все мне наверно хватило двух минут.

Голландский остров Vlieland — это бескрайние километры песчанных пляжей и дюн. Уголок нетронутой, первозданной природы. На следующее утро, после того как были закончены все работы по лодке, удалось немного прогуляться по острову. Для себя я точно определился, что это то место, куда хочется вернуться. Следующая остановка на нашем пути — Амстердам.

Остров Vlieland
Марина на острове

День шестой

Отдохнув сутки в марине острова Влиеланд, вышли курсом на Амстердам. По погодным условиям было решено не идти в открытое море, а продолжать движение под прикрытием островов. Наш приз на этом участке был проход через центр Амстердама на яхте.

Если посмотреть на карту Нидерландов, залив смотрится как большое синее пятно. На самом же деле – это огромный мелководный водоем со средними глубинами четыре метра, испещренный судоходными каналами. Движение паромов и яхт интенсивное и предельно понятное. Фарватер обозначен буями.

История Нидерландов – история борьбы человека и стихии. Единственный способ остановить наступление моря – это строительство дамб, каналов и шлюзов. И здесь, голландцы, большие специалисты. До выхода в открытое море из Амстердамы, трижды проходили шлюзы.

Неизгладимое впечатление оставил режим работы шлюзов. Суда не маринуют в очереди до какого-то определённого часа. В это сложно поверить, но система работает в режиме светофора.

На входе в Амстердам, ради прохода нашей единственной яхты, развели мост и минут на десять остановили движение автомобильного транспорта, а мужчина из будки управления, приветственно помахал рукой. Представить подобное, где нибудь в Питере, просто нереально.

По причине жёсткого графика, наша культурная программа в Амстердаме ограничилась ночевкой в городской марине. Денег за стоянку с нас не взяли, поскольку пришли поздно, ушли рано. Свет и воду на яхту не подключали.

Амстердам крупный промышленный город и порт. Центральную часть прошли в кромешной темноте в поисках марины, обозревая неоновые огни ночного города. Утром же, минули промзону. Здесь стоит отметить необычайно высокую концентрацию и загазованность. Несмотря на раннее утро в воздухе присутствовал аромат, будто не выезжал из Дзержинска или Череповца.

Мне и раньше приходилось бывать в Нидерландах, но прилететь в страну на самолете и прийти на яхте – это две большие разницы. Особенный момент, на котором хотелось заострить внимание, что на всем пути через страну, у нас ни разу и нигде не спросили документы. Ни паспорта, не регистрацию яхты.

Мы во Франции. Итоги первого этапа

Исторический момент, яхта обретает имя – “Passion”

Перегнать яхту из Германии на средиземку – это твоя самая большая авантюра в жизни, – как-то между дел, призналась мне Любимая. С ней сложно не согласиться. Хотя с другой стороны, жизнь настолько удивительная вещь, что однажды остановившись на полпути к мечте, велика вероятность погрузиться в болото и никогда уже больше из него не выбраться.

Закаты в открытом море, ни с чем не сравнимое зрелище

Первый этап завершён, за кормой осталось почти семьсот миль. Переход из Германии (Любек) во Францию (Гавр) оказался гораздо сложнее, чем я мог себе представить. Виной тому – отсутствие личного опыта и конечно же русский авось. Однако море, и в частности – северные моря, ошибок не прощают. В какой-то момент меня посещали сомнения и даже отчаяние. Но удача и везение сыграли свою роль. Причем оба эти фактора имели совершенно физические очертания в лице капитана и старого знакомого, которого я пригласил на этот переход.

 

Яхта (проект Hai 860)

Как вы яхту назовёте, так она и поплывет, – в очередной раз убеждаюсь в верности старой морской байки. Ещё на этапе выбора названия, одно из рассматриваемых имен было: Serenity (безмятежность, спокойствие). Возможно, назови я её так, путешествие имело совершенно другой характер. Но зная свою черту, про которую говорят “шило в заднице”, остановился на Passion (страсть). И скорей всего именно поэтому, восемьдесят процентов пути на первом этапе, был встречный ветер.

Однако погода и море стали хорошим испытанием для меня, и что более важно – для яхты. Всплыли наружу все слабые места лодки, на которые следует обратить внимание при ее дальнейшей эксплуатации. Их немного, но именно они стали основной причиной отсутствия комфорта во время перехода.

Просушка после трудного перехода

Во-первых, это течь люка в носовой каюте, и там же, течь из якорного ящика. Проблема оказалась действительно серьёзной, поскольку на подходе к Гавру, сухим, из пяти диванов, оставался только один, который и использовали по очереди. Вещи промокли все, вплоть до исподнего. Вторая беда – не работающий автономный отопитель. Причина, как мне кажется, неработающий насос эбершпрехера. Будь автономка в строю, можно было высушить хотя-бы белье.

В принципе это не проблемы, для лодки 80-го года выпуска и можно считать, что яхта прошла жестокий тест драйв. Я узнал её возможности. Крепкая немецкая лодка, которая к тому же, досталась в отличной комплектации. Два комплекта парусов, запасной штаг, динги с мотором, авторулевой, комплект первоклассного инструмента, оснастка, холодильник, посуда и т.д. По поводу оснащения кэп сказал, что мне можно открывать небольшой магазинчик и торговать лишним.

Свой выбор в пользу немецкой яхты, в первую очередь, остановил из-за её обитаемости. На борту имеется санузел и кухня, плюс две полноценные каюты. Душ кстати и стал тем камнем предкновения, без которого моя вторая половина даже не рассматривала свое проживание на яхте. Но тут ещё придётся поработать, поскольку место для душа и туалет есть, а сам душ надо будет сделать.

Экипаж

Кэп, скромен и деловит

Сейчас, когда эмоции поутихли, еще раз убедился в правильности решения нанять на первый этап профессионального шкипера. Без него, эта история наверняка имела бы другое развитие. Вспоминаю случай, когда наш соотечественник, перегонял в одиночку яхту тех же размеров из Швеции. Его переход завершился там же, у берегов Гётеборга, и именно заглохший мотор привёл к потере яхты. В нашем, идентичном случае, мы не потеряли контроль над ситуацией и смогли продолжить движение.

Автор и новоиспеченный судовладелец

Был и косяк, про который я не упомянул в предыдущем отчёте. История как из учебника: ушли в море без запасного топливного фильтра. Хотя этот пунктик был прописан и у меня и у кэпа. И естественно, были за это наказаны. Но опять же, все обошлось. Просто в критический момент пришлось пускать топливо в систему без очистки. Старенький Янмар проглотил дизельку, но подозреваю, что на общем его самочувствии сей факт отразится не лучшим образом.

Заход в порт Кале

Два разных человека в замкнутом пространстве, это всегда тлеющий конфликт, который в той или иной ситуации готов вспыхнуть в полную силу. Два уставших и промокших человека на яхте – это прекрасный повод для того, чтобы проскочила искра. И она проскочила.

Разводной мост на входе в марину порта Кале

Случилось это по заходу в марину порта Кале. Признаю свою ошибку – взорвался я. На повестке стоял вопрос о дальнейшем продолжении совместного плавания. Но, к счастью, конфликт погас также стремительно. Осадок конечно остался, но точки над i были расставлены по завершении этапа, при совместном разборе”полётов”. И как мне показалось, мы расстались с капитаном в том же расположении друг к другу, как и в начале похода.

Во время перехода облагородили кранцы

 

Если бы все школы яхтенных капитанов располагались в северных водах, уверен, романтиков поубавилось. Опыт хождения по Балтике и Северному морю под руководством опытного капитана для меня стал бесценен.

Пересекаем Гринвичский, нулевой мередиан

Вспоминаю обучение в Турции и прихожу к выводу, – да я просто ни фига не видел. Здесь же, было всё, ну или практически всё. Как это не странно, но у кэпа оставались ещё силы и время на долбежку в мою неспокойную голову навигации, морских хитростей, узлов и прочей полезной информации.

Брокер

Немец, с красивым норвежским именем Торстен. Не могу добрым словом не упомянуть его в этом отчёте. Также, не последнюю очередь выбора, сыграли его личностные качества. Капитан, отработавший восемь лет на контейнеровозе, а ныне яхтенный брокер. Он педантично отвечал на все мои, порой даже глупые вопросы.

Демонтаж мачты. Кран в марине Довиля обошелся в 60 евро

Все, что он говорил про лодку, касаемо работоспособности узлов и систем, сбылось на сто процентов. Понравилось ещё и то, что он не торговался за каждый евро, когда увидел мой неподдельный интерес. А на прямой вопрос о крайней цене, он просто озвучил сумму, на которую я в общем-то и не рассчитывал.

Пляж Довиля

Не единожды, мы молились на авторулевого и дизель, не забывая при этом Торстена. Мы сделали вывод, что так или иначе, он имел непосредственное отношение к этой яхте. Он даже рассказал нам удивительный факт из ее истории.

Оказывается, моя лодочка побывала в Санкт-Петербурге, и что более удивительно, в Москве. С особой “любовью” он отзывался о русской волоките и бюрократии. Так, например, на отрезке между двумя столицам и они были вынуждены принять на борт, поочередно, трех лоцманов. В такую малышку – лоцман! Как говорится, ноу комментс и велкам в одном флаконе.

Впечатления

Марина Порт Довиль

Размышляя о самых сильных впечатлениях на данном этапе, не могу не отметить море. Во всех его проявлениях. Необычайную живучесть конструкции парусных яхт, когда в первую очередь ломается человек. Голландское гостеприимство и остров Влиеланд. Каналы и шлюзы. Жестокий, если не сказать больше, трафик судов в портах: Киль, Гамбург, Амстердам, Роттердам, Кале, Гавр.

Конечно же – Ла Манш, где в прямой видимости Англия и Франция. Мне кажется, я столько раз об этом читал, столько раз, мысленно, с героями книг проходил пролив. Что когда это случилось в реальной жизни, я не поверил в происходящее. Удивился отсутствию бюрократии при пересечении морских границ на яхте в единой Европе. Сказать больше, их просто нет. Ну и наверно, отмечу сытую, размеренную жизнь местной яхтенной тусовки. Большие лодки, народ абсолютно никуда не торопится и радуется любой погоде.

Здание ж/д вокзала

Зайдя в марину Порт-Довиль мы выдохнули. Есть кран для снятия мачты, заправка, душ, интернет. В общем, весь тот джентельменский набор, что требуется зашедшему с моря яхтсмену. Кроме того, сами того не ожидая, мы оказались в центре курортной жизни Нормандии. Довиль – знаменитый курорт на севере Франции. Уголок обожаемый французской богемой и знатью. Именно здесь снимал свой шедевр на все времена, “Мужчина и Женщина”, Клод Лилуш. Но как это не прискорбно, времени посмотреть город у меня не осталось. Приберегу все лучшее на потом, тем более, что сюда предстоит вернуться с Любимой. И я надеюсь, что второй этап моего путешествия, будет не менее интересный, чем первый.

Финиш первого этапа, сумки собраны, впереди дорога и подготовка ко второму этапу