Шведский десант в Якутии

— Подождите снимать, я же в домашнем. И Николай, не торопясь, как истинный сибиряк, для которого время вторично, отправляется «домой» переодеться в парадное. Будучи в командировке, дом, ему временно заменяет тягач Volvo FMX. Мы проведем с Николаем один день и отправимся в обычный рейс, в необычном месте.

Николай Гончаров, — Подождите снимать, я же в домашнем

В составе интернациональной съемочной группы мы прилетели в Якутию. Шведы снимают фильм для канала Volvo Trucks, а у меня — своя свадьба. Живой репортаж, в любимом формате. Звезды сошлись! Командировки в Сибирь самые яркие и запоминающиеся. А потом, мне всегда было интересно посмотреть, как работают западные коллеги.

Шведы: Робин и Джоэл, фотограф и оператор. Молодые, открытые и непосредственные. Впрочем, как и большинство европейцев. Познакомился с ними на посадке Шереметьево. Нагружены аппаратурой как небольшая киностудия. Мне кажется им повезло. Первая поездка в Россию и сразу в Якутию. Такое не забывается и я больше чем уверен, что их ожидает масса сюрпризов и открытий.

Фотограф Робин Аарон и оператор Джоэл Хаканлинд

Первый восторг и удивление, не заставили себя долго ждать. Пересадка в аэропорту Якутска и нас подвезли к видавшему виду АН-24. Не могу сказать, что ребята были в восторге, но камеры и телефоны на низком старте. Моё любопытство, также берет вверх, смотрю в интернете информацию по борту и пытаюсь шутить, — самолет не старше меня, а значит все будет ок!

Ребята, не отходя от кассы, постят в Фейсбук и Инстаграм. Жук, случайно залетевший в салон вызывает дикий восторг и новую серию фотографий. То ли еще будет! Два часа перелета и мы садимся в Ленске на грунтовую полосу. Всё по расписанию. Иной раз в Шереметьево сердце чаще уходит в пятки. А здесь, нет. Пилот молодец. По прилету, Джоэл делится впечатлениями, — спал весь полёт как ребенок!

Первое, что бросается в глаза — цена на топливо

В Ленске, нас уже встречают представители компании «Трансотделстрой». Хоть и заезженная фраза, но при первом знакомстве в аэропорту, ничего кроме как «суровые сибирские парни» мне на ум не приходит. Тут не встречают по одежке — к чужим, всегда с недоверием. Хотя позже, сибиряки откроются совсем с другой стороны. Необычайно душевные, они возьмут нас под свою опеку словно малых детей. А позже, любые наши попытки оплатить счёт в кафе или ресторане, будут воспринимать как личную обиду, — вот приедем мы к вам в гости, тогда и будете угощать.

Из аэропорта едем в офис компании «Трансотделстрой» и попутно знакомимся с Ленском. Город прославился в 2001 году, в результате «всеЛенского» наводнения. Тогда вода поднималась до уровня третьего этажа девятиэтажек стоящих на набережной. Восстанавливали город всей страной. В офисе нас встречает Станислав Хамаганов, руководитель компании. — Сегодня переночуете в Ленске, а завтра, на машинах мы вас отправим в Пеледуй.

Директор ООО «Трансотделстрой» Станислав Хамаганов

Попутно получается взять у Станислава блиц-интервью, из которого становится понятно, откуда есть пошла в Якутии любовь к шведским грузовикам.
— Первыми в регионе грузовики Volvo взяла на вооружение компания «Алроса». Здесь, в Ленске, у алмазодобывающей компании филиал и собственная ремонтная база. Они выполняют сервисные работы любой сложности, здесь один из крупнейших в Сибирском регионе склад запасных частей Volvo Trucks. Чужой опыт — бесценен, у «Алросы» были эксперименты с грузовиками других марок, но в итоге в сегменте тяжелых грузовиков они выбрали именно Volvo. Мы прежде всего учитывали их опыт, основываясь на качественных характеристиках эксплуатации в режимах экстремальных холодов. Первые грузовики мы покупали для собственных нужд. На тот момент, а это 2003 год, компания занималась исключительно строительством, однако с ростом автопарка, стали развиваться именно в этом направлении. Спустя какое-то время, транспорт стал основным нашим бизнесом. Сейчас, автопарк прирастает одной-двумя машинами в год. Мы используем лизинговые схемы от Volvo, но как правило, нам удается закрывать их раньше срока.

Сервисная станция Volvo Trucks в Ленске

Здесь мне хочется сделать небольшое отступление от общей темы репортажа и озвучить возможно крамолу. Не отпускает мысль о том, что общие законы бизнеса одинаково работают и в Якутии и в Бразилии и в Европе. За последнее время мне удалось побывать и ознакомится с работой десятка транспортных компаний, ведущих свою деятельность по всему миру. И все они имели дополнительные портфели, или если хотите — активы. Как правило, это торговля, сервис, строительство. Они, и только они, в случае слабой рентабельности транспорта позволяют компаниям не просто оставаться на плаву, но и дают возможность безболезненно пережить кризисные периоды.

Трудно представить, что во время наводнения 2001 года вода доходила до третьего этажа этих зданий. На фото не видно, но уровень реки примерно на 10-15 метров ниже уровня набережной

Не секрет, что транспортная отрасль, принимает удар одной из первых при колебаниях рынка. И в данном случае, знакомство с компанией «Трансотделстрой», является отличным примером для подражания. В кабинете Станислава я заметил огромный монитор, на котором отражалась информация с десятка рабочих площадок компании. Это и складские помещения и автопарк и завод по производству щебня. Как сказали когда-то англичане: «don’t put all your eggs in one basket» — не кладите все яйца в одну корзину. На языке бизнеса — это называется диверсификацией производства.

От Ленска до Пеледуя 240 километров по технологической дороге

Остановка на ночь в отеле Ленска позволила нам и вовсе перейти на «ты» с крепкими сибирскими парнями. Наутро я не узнавал шведов. За вечерними посиделками за «чашкой чая», их как будто подменили. Оставлю за рамками этого материала подробности неформальной встречи. Кто хоть раз бывал в тех краях, думаю, меня поймут. Какие приемы организовывают своим гостям на Севере, известно. Никакие языковые барьеры не стали преградой для дружбы народов. А словарный запас шведов пополнился парочкой крылатых фраз, без которых у нас ни одно дело не тронется с места.

Лишь на третий день мы добрались до конечной точки нашей командировки. Обожаю такие места. Только здесь, за тысячи и тысячи километров от центра, можно увидеть самобытную и многонациональную Россию. Не испорченную цивилизацией. Только здесь, невероятная кладезь характеров и героев. И один из них, Николай Гончаров. Водитель и герой будущего фильма. Однажды, он приехал в Ленск погостить к родственникам, да так и остался. Сам он говорит, — двадцать лет как один день: грузовики, зимники, дороги и бескрайняя тайга. Оброс семьей и детьми и теперь не представляет иной жизни в другом месте.

Якутия. Слияние двух сибирских рек, Витима и Лены. Казаки открыли для себя эти места почти четыреста лет назад. Позже в этих краях нашли золото, а потом ещё и нефть, газ и алмазы. Каждый следующий виток в истории приносил сюда взлёты или падения. Строительство газопровода «Сила Сибири» в очередной раз вдохнуло жизнь. Полным ходом идёт строительство дорог, речных терминалов и промышленных объектов.

Витим впадает в Лену

Компания «Трансотделстрой», в которой работает Николай, хоть и базируется в городе Ленск, сейчас квартирует часть своих грузовики в посёлке Пеледуй. Мы называем — это оптимизацией, сибиряки же, по старинке называют такую работу вахтой. У компании большой подряд на доставку грузов на Чаяндинское месторождение из порта Пеледуй.

Мотор, камера, свет, звук…

Посёлок в пять тысяч жителей, по местным масштабам уже город. В Пеледуе работает речной порт, большой док и зимняя стоянка судов Ленского объединенного пароходства. Во времена Союза здесь было собственное речное училище, которое к сожалению кануло в лету. О былом величии и расцвете судоходства на Лене можно судить по размерам местного кладбища кораблей. Они ржавеют по берегам Лены. Брошенные то-ли нерадивым хозяином, то-ли невероятной силы наводнением.

Так умирают пароходы

Возможно я бы не стал муссировать тему судоходства, если бы не одна деталь. И Ленск и Витим и Пеледуй до сих пор не имеют постоянной связи с большой землей. Даже сейчас, в 21 веке, здесь нет асфальтированной дороги, по которой бы можно было добраться в центр страны. На сегодня существует только два пути. Летом — это паром, по 7 тысяч рублей за погонный метр автотранспорта, а когда морозы окончательно возьмут вверх над распутицей, открываются зимники.

Николай, тем временем, готовит грузовик к рейсу: заправляет топливо и AdBlue. Шведы, в свою очередь, заряжают и настраивают камеры и микрофоны. Сегодня Николай будет в центре внимания. По всему видно, что он стесняется своей роли, но вида не подает. Подготовка к рейсу идет без спешки, по одному ему известному алгоритму. Здесь, как нигде, велика цена собственной ошибки.

— Босс молодец у нас, — рассказывает Николай уже по дороге на загрузку. — Когда компания только образовывалась, вызывает нас и говорит, — все ребята, едем в Москву, в Зеленоград. Приезжаем, стоит она. Красавица, Volvo FH, 6х4, 520 лошадей, с высокой кабиной. Тот тягач до сих пор на линии. Сейчас в Ленске. Потом так и пошло, поехало. Через полгода ещё за одной машиной съездили, потом ещё. Сейчас в нашем автопарке одни Volvo, 26 машин.

Порт Пеледуй

В порту встаем в очередь на погрузку, но она движется быстро. Резко континентальный климат Якутии не терпит проволочек. Если во время не перебросить груз на объекты, то он может застрять здесь надолго. Стандартная загрузка для автопоезда Volvo FMX — десять дорожных плит общей массой 42 тонны. Учитывая затяжные подъёмы и бездорожье, груз, более чем внушительный.

Сергей Тарасевич, заместитель директора по производству

— Установка наших заказчиков и клиентов такова, чтобы все грузовики были как минимум с колесной формулой 6х4, а еще лучше 6х6, иначе их просто не допустят на ведомственные дороги, по которым проходит большинство наших маршрутов, — рассказывает Сергей Тарасевич, заместитель директора ООО «Трансотделстрой» по производству. В его подчинении автопарк и водители компании. У Сергея необычное для Якутии хобби — подводная охота. Он долго и с увлечением рассказывал про свой, теперь уже родной для него Ленск, хотя родился и вырос в Белоруссии. Сергей принимал участие в восстановлении городской набережной и дамбы после наводнения, работал тогда водителем на бетоновозе. — Город преображается, да, не так быстро как нам всем бы хотелось, но изменения заметны и это радует.

Это не брод на реке, это лужа

Часть пути на разгрузку проходит по совершенному бездорожью. И то, что для Николая становится досадным недоразумением, для нашей съемочной группы — просто находкой и классным кадром. Тягач словил валун между колес. И тут как в анекдоте, грузовик поехал дальше лишь с помощью кувалды и какой-то там матери. Несмотря на близость к полюсу холода, якутское солнце греет нещадно и прежде чем продолжить рейс, Николаю пришлось изрядно попотеть.

С помощью кувалды…

Как это ни странно звучит, но комфортным и лучшим, для работы временем, местные водители считают для себя все же зиму. «Зимой открываются якутские автобаны (так местные дальнобойщики называют зимники), работы на порядок больше, а значит больше заработок, нет мошки», — рассказывает Николай.

Пока верстался номер… После дождей дорога превращается в направление

А дороги здесь и вправду оставляют желать лучшего. Технологические трассы, крепкие на первый взгляд, в период распутицы становятся непроходимым препятствием. Пока верстался номер, мне на почту уже прислали свежие фото. Ужасно подумать, по какому-то фантастическому стечению обстоятельств, люди, централизовано проживающие здесь почти 400 лет, регулярно оказываются в роли заложников у природы, не имея возможности для свободного перемещения.

Еще одна трагедия развернулась буквально на наших глазах. Фред вытаскивал застрявшую машину и порвал редуктор. Машину вытащил, она уехала, а фред остался

За всю свою сознательную жизнь я выслушал массу доводов и научных обоснований того, что дороги здесь невозможно строить. В принципе. От слова совсем. Десятилетия на пролёт бюджетные миллионы пропадали в тайге словно в черной дыре. Убедительные рассказы про мерзкий климат, болота, тайгу и возможно тунгусский метеорит заставляли меня верить в эти сказки… но, что я вижу!

Покувыркавшись на кочках и ухабах, помесив грязь в тайге, на очередном перекрестке мы выехали на чудесную магистраль. Это асфальтовая трасса Витим — Талаканское месторождение, которая соединяет Якутию и Иркутскую область. Но, каково же было моё разочарование, когда очередной знак пролил свет и на эту дорогу. Могла бы соединить, но не соединяет.

Поражаюсь работоспособности шведов. Кажется они успевают везде и одновременно. Ставят свет, звук, выбирают наилучшие места для съемки. Готовы забраться в самую глубокую лужу ради одного — удачного кадра. И все это на полном экспромте и без какой либо подготовки. Приятно посмотреть на работу профессионалов. Никаких повышенных тонов в общении друг с другом. Они укатали нашу группу поддержки на пикапах. Ребята, Алексей и Александр, огромное им спасибо, просто валились с ног.

Процесс создания шедевральных кадров

Николай в центре внимания. Кажется он смирился с ролью «звезды», которая поначалу давалась ему с большим трудом. А я с какой-то тоской вспоминаю те времена, когда со всех центральных газет и журналов на нас смотрели именно такие лица. Люди производящие продукт, люди труда. Совсем не то, что мы видим сейчас. Большинство обложек масс-медиа переполнены какими-то фриками. Неужели для того чтобы найти настоящих героев надо было отмотать несколько тысяч километров за МКАД. Не верю!

На погрузке в порту

Полсотни километров якутского асфальта пролетели словно мираж в пустыне. День подходит к своему логическому завершению, хотя солнце кажется не собирается сходить за горизонт. Белые якутские ночи. Дальше нам дорога заказана. Прощаемся с Николаем. На обратной дороге в Витим замечаем завалившийся в обочину самосвал. Не привыкли местные водители к хорошим дорогам, они усыпляют.

Снимок на память. Слева на право: Алексей Сергеев, Николай Гончаров, Александр Ильин, Джоэл Хаканлинд

Вечером приезжаем в Витим. Сумасшедшая природа. От просторов кружится голова и возникает желание забраться на сопку. Однако сил хватает только на то, чтобы искупаться в Лене. Никогда не думал, что вода здесь бывает такая тёплая. Температура, явно больше двадцати градусов. Говорят, что именно Витим послужил прообразом разбой-села в романе Угрюм Река. Местные нам даже показали остов кабака, в котором бандиты спаивали, а позже убивали и грабили старателей. Они бедолаги стремились сюда с золотых приисков Лены, чтобы вкусить плодов разврата, но часто теряли здесь всё.

Как это ни странно, самый распространенный автомобиль в этих краях — это большой японский внедорожник. На фото конечно не он. А вот лодки есть практически в каждом хозяйстве

Добирались до Ленска на видавшем виды Восходе. Говорят у него давно стоит немецкий двигатель. Хотя за двести с небольшим километров, Восход останавливался пару раз для ремонта, а капитан и его помощник в авральном режиме ковырялись в машине. Шведы после бессонной ночи приходят в себя. Вчера, сибиряки им устроили на прощанье экзамен — мини чемпионат по армрестлингу. Думал шведы откажутся, в виду явного весового преимущества противников, ан нет, проигрывали, но с достоинством.

Набережная в Ленске

Обратный борт чуть старше того, на котором прилетели сюда. Весь север летает на таких, и ничего — привыкли. Других здесь просто нет. Взлетная полоса грунтовая, тоже не повод унывать, ведь Ан-24, был создан для них. По простоте душевной пытаюсь его сфотографировать, но это здесь запрещено. Однако главные сюрпризы впереди. Оказывается половина пассажиров нашего рейса зека и их конвой. Но и это ещё не всё.

Зека летят по этапу

Просто какая-то напасть на поломки в этой командировке. Никогда такого не было и вот опять. Сразу после взлёта, из кабины пилотов выбегает главный и нервно смотрит в иллюминатор на правый мотор. Как оказалось позже, были проблемы с уборкой шасси. Но, всё обошлось, полетели. Медленно Аннушка набирает высоту, но моторы продолжают петь свою песню. Сейчас упаду, ту-ту-ту, ту-ту-ту… Нет, показалось, и дальше полёт проходит штатно.

Погружение в реальный мир состоялось. Иной мир, с иными людьми и проблемами. Нет, это по прежнему наша страна. Там также в ходу рубли и русский язык. Местами даже есть неплохой интернет. В момент возвращения моя новостная лента просто светилась от накала страстей, запретят или нет Telegram в России. Люди серьёзно ломают копья. Но, мне сложно представить, чтобы эта новость кого-то интересовала там. Это же другая планета, хоть и лететь до неё восемь часов.
Текст и фото: Валерий Писанов

Набережная в Ленске