Тоннель Riqueval. Бортовой журнал яхты Даниела #10

28.04 St-Quentin
Если бы я сел писать отчёт об этом дне сразу, то боюсь что весь текст заметки состоял бы из нецензурной брани. Однако время сгладило эмоции. Итак, впереди в этот день у нас был тоннель Riqueval. Он был построен по личному приказу того самого Наполеона, в 1810 году. И с тех пор этот адок существует и фунциклирует. Единственный подземный водный тоннель во Франции, да и во всём мире наверное, где суда идут не собственным ходом, а их ведут на буксире.

Пока Илон Маск тянет за уши человечество в светлое электрическое будущее, французы уже давно всё придумали. Итак, господа, что вы знаете об электрической тяге!? С 1906 года в этом тоннеле работает паром-троллейбус. Он проводит караваны судов по подземному тоннелю длинной 5670 метров. Электрический двигатель парома перебирает цепь лежащую на дне тоннеля, тем самым создавая тягу для всего каравана.

Когда открыли канал Дю Норд привлекательность канала Сент Квентин упала, но тем не менее он работает как запасной вариант, во время закрытия первого на ремонт. По задумке его создателей все суда должны глушить моторы при входе в тоннель. Но реальность и благие намерения – это две разные вещи. По факту, суда отрабатывают в тоннеле моторами, когда их прижимает к стенкам. И все вынуждены дышать выхлопами. Поскольку вентиляции в тоннеле нет никакой кроме естественной.

Что можно сделать за три часа? Например самолёт из Москвы в Анталию летит три часа. Некоторые туристы успевают за это время напорозиться до синих брызг в предвкушении отдыха. А ещё за три часа можно пересечь тоннель Riqueval. И вот все эти три часа мы были вынуждены дышать выхлопом далеко не евро шестых моторов. И это была не самая большая беда для нас, поверьте. Но я забегаю вперёд.

Ещё с вечера, на стоянке в Les Rues-des-Vignes к нам подъехал автомобиль сотрудника VNF, который нам сообщил, что проводка судов в тоннеле в сторону Сент Квентина начнётся в 10 часов утра и нам надо стартовать не позже семи утра. Мы поблагодарили его и завели будильник приготовились к раннему подъёму. Утром, ровно в семь, заработал шлюз и мы пошли в сторону тоннеля. До него нам оставалось 8 шлюзов.

На входе в тоннель уже стоял караван судов, мы оказались последними в этой сцепке. Капитан крайнего судна сказал чтобы я доставал трос подлинней и цеплялся за его кормовой кнехт. Как ни странно, но у меня в загашнике нашлась пара концов по тридцать метров. Капитан принял у меня трос, закрепил и поинтересовался откуда мы такие интересные и куда идём. При слове Россия, капитан долго перебирал в уме какой-то синоним и сказал, – вотка!

Я понял, что знакомство состоялось и попросился к капитану на борт. Мне давно было интересно посмотреть как там у них всё обустроено. Как правило весь экипаж речных барж – это муж и жена. Они здесь живут, работают. Такой немного цыганский стиль жизни. Впрочем и наш стиль также не отличается от цыганского. Кто-то возит на палубе баржи автомобиль, кто-то катер или мотоцикл. Интересы у всех разные. Подозреваю, что корабль становится и их домом по выходу на пенсию. Нам часто попадаются стоянки таких барж, которые давно никуда не ходят. Но тем не менее они поддерживаются своими хозяевами в отличном состоянии, все на плаву и готовы в любой момент отправиться по коммерческим делам.

В 10:30 прозвучало три гудка с буксира и наш караван тронулся. До входа в тоннель всё было нормально. Я отрабатывал задним ходом чтобы держать трос в постоянном натяжении. Мне казалось если он будет тянутся по воде то велика вероятность, что он намотается на винт впереди идущего судна. Как я понял позже, это было моей ошибкой. Если до входа в тоннель мне хватало место для манёвра, то в тоннеле нашу яхту начало таскать от стены к стене.

Первые метров пятьсот были просто ужасом. Мы были в панике, Ирина как могла багром отталкивала наша яхту от стенок, в то время как я пытался работать рулём и мотором, но ничего не помогало. Спасали лишь кранцы, которых у нас аж 14 штук. Мне и раньше проходилось проходить подземные тоннели, но этот был просто каким-то испытанием. Плюс невыносимая вонь от выхлопных газов. В конце концов я понял, что надо менять тактику и отпустил натяжку троса. Большая его часть стала волочиться по воде. И всё пошло как по маслу.

Яхта стала слушаться руля и можно было расслабиться, если это можно так назвать эти безумные три часа. О чём там только не надумаешь в тёмном подземелье. То ли сказывался угар от выхлопных газов, то ли это моя больная фантазия разыгралась. Представил на секунду что бы могло случиться если бы конец намотался на винт баржи. Но свет в конце тоннеля всё-таки появился. Капитан скинул мой трос и мы пошли своим ходом.

Впереди у нас был ещё один тоннель. Но мотор вдруг стал глохнуть на малых оборотах. Фильтра, подумал я и быстро стал присматривать местечко где бы привязаться. По карте впереди ничего интересного не было, швартовались прямо у стенок канала к какому-то столбу. Осадка у моей лодки метр сорок, места для манёвра масса.

Быстро променял фильтра, прокачал систему. Как мне показалось, что я её прокачал. Однако мотор не подавал признаков жизни. Первый раз сталкиваюсь с Перкинсом, но понимаю, что принцип у всех дизелей один: пока будет воздух в системе мотор не заведётся. После надцатой попытки прокачать его, мои нервишки сдали. Хорошо что была хоть какая-то связь в этой глуши, пришлось делать звонок другу.

А сам понимаю, что случись такая беда в море ситуация могла бы кончиться куда плачевней. Сейчас мы стоим у берега, привязанные, а самое большое что мы теряем – это время. Друг оказался на связи и конечно же выручил. Юра, большой привет тебе из Франции, если ты вдруг читаешь эти строки. Поляна с меня!

Если вдруг кто-то столкнётся с такой проблемой. Мой Перкинс прокачался лишь после того как я ослабил трубки с форсунок и сделал несколько циклов стартером на полном газу. Продувка, кажется так это называется. Мотор ожил. Мы быстро пробежали еще один тоннель своим ходом. Его длинна чуть больше километра и встали на ночь перед очередным шлюзом. В каждом канале своё расписание. Здесь, в Сент Квентине, шлюзы работают с 7:00 до 19:00 по будним дням и с 8:00 до 18:00 в воскресенье. За этот день мы прошли всего 16 миль, 7 шлюзов и два тоннеля. Если считать в километрах, то совсем немного, а если в попупгаях – достаточно.